October 7th, 2010

(no subject)

Утянул у Тёмкина. Либерастам не вредно было бы прочесть. Хотя, им по хрену.

Родезия || Растяжки в поленнице



Написано очень эмоционально и несколько сумбурно – но по сути верно. Колонка уроженки Родезии. Один из редких в наше время правильных взглядов на те события.

= = = = = = =


Растяжки в поленнице
5 октября 2010 года
Бриджид Примроуз

Меня много раз просили рассказать – каково это было: расти и жить в Африке? Я могу поделиться только своими личными впечатлениями, и я надеюсь, что читатели смогут получить хотя бы небольшое представление о том, как было тогда, и что там сейчас.
После Второй Мировой войны, когда страны разделились, а в головах всех жила идея о мире, много белых семей из Европы и Великобритании решили переселиться в Африку и начать там новую жизнь – на небольшом участке земли, но с большими надеждами на будущее. Они оседали в разных африканских странах: на севере и на юге, на востоке и на западе. Они приезжали, чтобы влиться в те общины белых людей, предки которых сделали Африку своим домом.
Молодые и старые, приехавшие и родившиеся там – они работали бок о бок, и постепенно Африка стала превращаться в замечательное место, где возможности были у каждого, а мечты – сбывались.
Я родилась в одной из таких стран. Тогда она была известна под именем Южная Родезия. Вместе с Северной Родезией и Ньясалендом она составляла Федерацию Родезий и Ньясаленда. Южная Родезия была самоуправляющейся колонией, в то время как Северная Родезия и Ньясаленд имели статус протекторатов.
Мое детство было босоногим и беззаботным. Мне ничего не грозило, я всегда была защищена, никогда не мерзла или голодала, и самое главное – мне позволяли быть ребёнком.
В то время о политике в присутствии детей не говорили – и я этому рада. Потому что я уверена, что та волна либерального образа мыслей, которую нес прилив перемен из Европы и США, могла изменить мою – тогдашнюю – идеальную жизнь ребёнка.
По всей Африке пошёл призыв к созданию независимых государств; и вскоре мы увидели, как они начали возникать – одно за другим. Где-то процесс был мирным, но чаще всего там немедленно начиналась война, до тех пор, пока не устанавливался какой-то баланс, а в кресло главы государства прочно усаживался диктатор.
Белые в Родезии не желали пускать на распыл все, что они с таким трудом строили. 92% всей сельскохозяйственной продукции производили белые фермеры. Заводы и фабрики повсеместно работали, а уровень образования в стране был одним из самых высоких в мире.
Южная Родезия была житницей Африки, на ее плодородной почве росли разные культуры, пасся скот, работали табачные фермы. У нас было все – и мы это ценили и старались, чтобы так было и дальше.
Однако, благодаря ряду либерально мыслящих (большинство из которых не знали где вообще расположена Южная Родезия), а также школам при христианских миссиях (в которых аборигенов учили ненавидеть белых) ситуация начала меняться к худшему. Черные террористы начали проникать в Южную Родезию и вырезать белых.
В 1963 году Федерация Родезий и Ньясаленда распалась, а в 1965 году премьер-министр Ян Смит объявил независимость Южной Родезии.
Нападения террористов происходили все чаще и чаще. Основными целями были белые фермерские хозяйства – но белые фермеры носили оружие и давали террористам отпор. Позже террористы начали уничтожать христианские миссии – те самые, в которых их когда-то учили, насилуя и убивая белых монахинь.
Что интересно, каждый более или менее известный террорист той войны между черными и белыми, учился в школе при христианской миссии – и Роберт Мугабе не исключение.
В то время как либералы по всему миру поддерживали террористов и радовались гибели белых, родезийская армия сражалась с врагом по методу «выследи, поймай и убей».
Я помню, как-то раз летом мы поехали на выходные в красивейшие горы Матопос, неподалеку от Булавайо. Мы хотели встать лагерем, как обнаружили ручную гранату с натянутой проволокой, спрятанную в поленице, предназначавшейся для туристов. Мы свернулись и поехали обратно домой.
Я помню, как убивали и насиловали моих друзей и подруг, я помню, как террористы сбивали гражданские самолеты родезийских авиалиний, я помню, как озверевшие негры забивали до смерти белых на улицах Солсбери.
Обо всем этом миру практически не сообщалось.
В конце концов, из-за экономических санкций и давления со стороны мировой общественности белые родезийцы сложили оружие. А либеральное правительство очень быстро превратилось в однопартийную диктатуру, во главе которой встал неуравновешенный Роберт Мугабе. И возникла Республика Зимбабве.
С той поры прошло уже много лет. С обеих сторон люди испытали чудовищные страдания. Безработица только растет. Инфляция взлетела до невероятных высот.
Ну и где все эти либералы, которые так хотели появления черного Зимбабве?
Они приложили все усилия, чтобы уничтожить великую страну – а когда все начало рассыпаться, то повернулись спиной, не желая видеть плоды трудов своих.



= = = = = = =


От себя только и могу добавить фразу, которая всегда будет верной, что бы ни происходило между Лимпопо и Замбези.

White men made great Rhodesia – black men made Zimbabwe ruins

via tiomkin