September 29th, 2012

И как тут не стать чуркофобом?

Вчера.

У одного из сотрудников проблемы в семье, он не пришёл. Предупредил, что приедут "Деловые линии", чтобы забрать его заказы. Отличительной чертой его заказо является то, что они довольно объёмные и тяжёлые.

До конца рабочего дня десять минут. Звонок.

- Это я, Ахмэт из "Дэлавых лыний" я на углу, куда мнэ падъехат?

- Проедете пятьдесят метров, справа шлагбаум, проезжайте под шлагбаум.

Мы с Виктором, единственные, кто остался в офисе, берём пропуск для автомобиля, ключи от склада и выходим встречать экспедитора.

Проходит двадцать минут. Никого.

- Может, он заблудился?

- Как тут можно заблудиться?

- Кто их, Ахметов, знает. Может, сейчас в офис названивает?

Решаем разделиться. Виктор уходит в офис, я остаюсь ждать. Через десять минут, наконец, подъезжает фургончик. Выходит молодой чурка в резиновых тапочках на босу ногу.

- А как тут найты...

- Я Вас уж жду.

Грузим все ему в машину.

Блин. Этот чучмек украл у меня сорок минут времени.

Выйдя с работы направляюсь в небольшой магазинчик неподалёку. Надо купить краску и карбофос для покраски деревьев на даче. Заезжать в "Оби" или "Кацтораму" за такой мелочёвкой не хочется.

Выписываю чек у продавца, иду пробивать в кассу. К кассе, не обращая внимания на очередь, подходит чурка с тепловентилятором под мышкой.

- Пакэты ест? - спрашивает у кассира.

- Есть?

- Адын.

На замечание, что здесь очередь, чурка удивляется:

- И чо?

И белая кассирша, не пикнув, пробивает ему пакет. Дура.

Выхожу из магазинчика, иду в школу за сыном. Что-то напрягает. Язык. Отовсюду чужая речь. "Ни слова русского, ни русского лица".

Дожились. Невский район Санкт-Петербурга в пятницу вечером. Две остановки на метро до самого, что ни на есть, центра. Уродливый гибрид Душанбе, Баку и Махачкалы.

Перед дачей заезжаю в "Ленту" за покупками. На кассе, подавая кассирше карточку, отступил назад и оказался между антеннами противокражного устройства. Раздался писк. Любопытно, я только что через них проходил.

- Попробуйте без сумки. - говорит кассирша. Оставляю барсетку на кассе, пробую. Не пищит. Нарисовывается чурка-охранник.

- Пакажытэ, что в сумкэ.

- Понятых и протокол, - ещё не хватало, чтобы каждый ослоёб у меня в барсетке копался. Мне финских таможенников хватило.

- Чиво?

- Полицию, понятых и протокол.

- Ми далжны правэрыт.

- Читайте законы.

Чурка стоит, выпучив глаза. Хотел бы что-то возразить, но не знает, что. Кладу пакет в тележку, иду на выход. Чурка стоит в той же позе, тупо глядя перед собой.

Пятница, вечер, блин.