March 1st, 2013

фитна

Франция переходит в ислам: Париж превращается в мусульманскую столицу

Столицы Старого света на глазах меняют свой культурный облик. Могли ли знать короли Франции, похороненные в аббатстве Сен-Дени под Парижем, в каком окружении им придется лежать?



Два раза в неделю — в четверг и в субботу — здесь запрещают говорить по-французски — только арабский. В частную школу для мусульман запись — на год вперед. Каждый день в расписании первым уроком — Коран. 114 сур Священной книги истинный мусульманин должен выучить наизусть.

С двух лет девочка из Марокко и все ее восемь сестер носят чадру. В семье Аиши и не пытались учить французский.

Появляться в школе в джильбабах — больших бесформенных накидках, закрывающих все тело, кроме лица, — французский закон запрещает, но в этой школе светский закон не писан. "Светский" в переводе с арабского — "антирелигиозный".



"Я уважаю свою религию, поэтому ношу чадру, а если Франция против, то пусть запрещает француженкам. Запрещать мне может только Аллах", — говорит одна из мусульманок.

В прошлом году в Париже уже закрыли три подпольные мусульманские школы. И в школах приняли меры: ни в Интернете, ни в городском справочнике исламские адреса теперь не найти — формально школы не существуют.

"Мы учим наших детей тому, что они в первую очередь мусульмане. Именно мусульмане. И важно жить по законам Аллаха, потому что только Аллах — истина. Не останавливайся и не бойся ничего, кроме Аллаха — такое завещание нам оставили в Коране", — отметила Ханья Алаха, преподаватель культурологии в начальных классах мусульманской школы.

На улице Куронн действительно ничего не боятся — это самое крупное мусульманское гетто в Париже. Здесь живут по своим законам.



11-й, 18-й и 20-й муниципальные округа — это халяльное мясо на рынке, богатый выбор правоверной одежды со скидками — каждая вторая здесь ходит в бурке — и пять раз в день призыв муэдзина. В районе Бельвиль немусульман практически не осталось.

"И я, и мои дети уже подвергались нападению со стороны подростков. Не знаю, кто они — мусульмане или нет, но это опасно", — жалуется эмигрантка Галина Павлюченко.

Сколько их точно, никто не знает: как минимум, 10 процентов жителей Франции совершают намаз. Это от шести до восьми миллионов человек — рекорд для Европы. Двести тысяч человек в год сюда приезжают легально, еще 200 тысяч пересекают границу без документов. "Вдумайтесь, мы штампуем французов. Мы раздаем французские паспорта направо и налево, не задумываясь, хочет ли этот человек стать французом, способен ли он им стать. Такими темпами мы станем мусульманской страной. Если вы не хотите, чтобы Франция закрыла свое лицо вуалью, мы должны остановить поток эмигрантов, нужно официально запретить въезд", — заявляет лидер партии "Национальный фронт Марин Ле Пен.



43% приехавших никогда не пытались работать, 19% живут за чертой бедности — прямо на улице в картонных коробках. Импровизированный город бездомных — прямо под окнами Бенедектинского аббатства: 25 французских королей, 10 королев и 84 принца. Историческую точку ставят совсем недавно. В 2004-м в некрополь привезли сердце сына Марии-Антуанетты, не взошедшего на престол короля Людовика XVII.

"По преданию, после казни на холме Монмартр первый епископ Парижа Святой Дионисий взял свою отрубленную голову и пришел сюда", — рассказывает научный сотрудник аббатства в Сен-Дени Мари Туантри.

Базилика в Сен-Дени, где мэры традиционно — коммунисты, — древнейший храм в готическом стиле и главная усыпальница. Могила короля Хлодвига — здесь же — он первым из франкских властителей принимает христианство. Вошедший в историю как спаситель Европы от арабов Карл Мартелл покоится в храме.

"Свое историческое прозвище — Мартелл (Молот) — военачальник получил после битвы под Пуатье, которая остановила мусульманскую экспансию в Европе", — пояснила Мари Туантри.





Теперь этот пригород Парижа — самый бедный и криминальный. Круглые сутки здесь топят буржуйки. Полторы тысячи человек — беженцы и попрошайки, в девяти километрах от Елисейских полей не считают нужным говорить по-французски. Каждый пятый и здесь — мусульманин.

В демографической гонке ислам уже давно победил Европу: на семью этнических французов в среднем приходится один ребенок, на мусульманскую — пять. Если так пойдет дальше, социологи уже посчитали, через 23 года Пятая республика может стать мусульманской. Законодательный запрет не молиться на улице не выполняют, и французам пришлось смириться.

Во Франции две тысячи двести мечетей, которые занимают площадь в 300 тысяч квадратных метров. Согласно подсчетам французского Исламского совета, каждому правоверному для совершения обряда нужен как минимум один квадратный метр, то есть количество мечетей нужно удвоить.




Шабат

В шабат у сына были соревнования на Серверном склоне. Заодно решил сам вспомнить, как стоять на лыжах.

Первая проблема была найти в квартире лыжи. Всего через полчаса нашёл их на антресолях. Ещё час - найдены ботинки, шлем и прочие перчатки.

В 6:30 - Рота, подъём! Грузимся в машинку и по сонному городу в Токсово. Тёму сразу забирают на разминку, я иду переодеваться. Первая проблема - не застёгиваются ботинки. Пятнадцать минут невероятных усилий дают результат: ботинки застёгнуты. Чувствую себя, как в испанских сапогах.

Топаю на балетку. Осознаю, насколько я деградировал в физическом и морально-политическом плане за последние годы - мышцы голеней устают ещё на подъёмнике, никак не удаётся найти удобное положение ноги в ботинке.

Несколько раз скатываюсь с балетки с трёх-четырёхлетними маципуськами (слеза умиления). Плачевно. Нормально ездить не могу, плугом не соизволю.

После нескольких попыток тушка наконец вспоминает технику гигантского поворота. Героически прохожу детскую трассу, еду посмотреть, как дела у нашей школы. Пока присаживаюсь на скамейку, расстёгиваю ботинки. Минут через десять с большим удовольствием их застёгиваю, еду на нормальный склон.

Кайф!

Только на обледеневшем участке лыжи ведут себя странно. Накатавшись, иду в магазин, отдаю лыжи продавцу на заточку. Обещанные десять минут выливаются в сорок - давно не точил.

Снова поднимаюсь на склон. Лыжи после заточки едут странно. Шо за нах? Блин, я же ботинки застегнуть забыл!

Докатываю свои подъёмы. Пора в город.

гл

Похоже, открыл и закрыл горнолыжный сезон.

ЗЫ И таки да, на старте кто-то дул в вувузелу гомосексуализма.

Сгоняли в Питерленд

Сын выиграл на шашках несколько бесплатных приглашений в Питерленд. Для детей. Бесплатны они, конечно, при наличии взрослого с билетом. И действительны до конца февраля. Пообещал съездить, вчера пришлось переться.

Добрый Тёма готов был пожертвовать одно приглашение однокласснице, но её мамаша ехать категорически отказалась, а с нами отпускать не хотела. Ну и хрен с тобой, золотая рыбка.

Каких нибудь полтора часа по пробкам - и мы в Питерленде. Система любопытная. Мужской и женской раздевалки нет. Вместо этого шкафчики для хранения шмоток и кабинки для переодевания. Ессно, заранее не подумал о том, что надо взять тапочки. Пришлось покупать на месте. Попал на полторы штуки.

Аквапарк внушаить. Горки, детский городок, сауны. Ватрушек не хватает. У бассейна, куда скатываются с горок, стоит очередь из желающих. Скатившиеся стараются утащить ватрушки с собой. Наконец, отлавливаем две ватрушки, идём скатываться с оранжевой горки. Тёме говорю, чтобы заявлял, что ему 10 лет. После второй попытки пытаюсь не отдавать ватрушки. Свистит некий "спасатель", заявляет, что ватрушки необходимо отдавать. Сцюко, где ты раньше был?

Ладно, там есть горки, где можно без ватрушек. Тёма прыгает в оранжевую трубу. Пока жду, интересуюсь у спасателя, пролезу ли я. Тот пожимает плечами:

- Вроде должны.

- Вам же потом меня вытаскиватью

- Ну разрежем трубу, если что.

Тёма тащит меня в детский городок. Пока он там бегает, стою в мелком бассейне, с краю. В лицо. грудь и плечи ударяют брызги. Двое детей расстреливают меня из водомётов. Закрываю глаза. Какие там Бали и Маями, всё рядом.

Плескаемся с Тёмой в бассейнах, скатываемся с горок. потом в бассейне запускают волну. Тёма кайфует, временами виснет на мне, чтобы не утонуть.

Когда волна заканчивается, пробегаем по саунам, именно пробегаем, сидеть хотя бы десять минут Тёме влом.

По окончании водных проце дур очень хочется кушать.

Надо взять абонемент в бассейн для нас, что ли.