Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

(no subject)

Позавчера последний раз сходил в "Фитнесс хаус". Когда вышел, в голове крутилась наша песенка из 90-х за авторством Урри и Дюши:

Ну вот и всё!
Я рубль разменяю,
Последний раз проеду на метро.

С сегодняшнего дня фашисты, дорвавшиеся до власти в моей стране, запретили мне посещать спортзал. Через две недели мне нельзя будет в кафе. Потом на поезда и в самолёты.

И это только начало.

А помните, как всё начиналось?

- На-а-а-а-а-мордничек на-а-а-а-аденьте-е-е!

Перемещение по миру в эпоху коронобесия.

Друг туманной юности С. работает в очень серьёзной конторе. Настолько серьёзной, что руководство в последнее время опасается национализации, ибо отрасль стратегическая.

Когда добрый Собакин выгнал детей из школ, а планктон из офисов, С. взял семью в охапку и рванул на дачу. До осени честно работал на удалёнке, а когда детям милостиво разрешили ненадолго вернуться в школы, поехал до дому.

Надо сказать, что работает он с Казахстаном. У казахов маразм протекал крепче, чем у манси, поэтому меры по домашнему аресту населения были жёсткими. Но в начале осени руководство немного отпустило. И С. поехал решать накопившиеся вопросы.

- Я ж беру билет только в один конец. Во-первых, я не знаю заранее, сколько времени мне потребуется. Во-вторых, я знаю, что всегда спокойно возьму обратный билет. И вот через три дня я решил взять билет. А билетов нет!! Скупили всё.

- А на поезде?

- Поезда не ходят. Только самолёты. А тут опять начали закручивать гайки. Вот-вот снова всё перекроют. Знаешь, как я выбрался?

- Как?

- Пешком. Меня довезли до границы на машине. Машины через границу не пускают. Но пешком можно. Перешёл границу, а дальше меня встретили.

Полагаю, оГретая Тумбой была бы довольна, если бы узнала эту историю.

Деревня Придатково. Начало.

В общем, для разбавления потока негатива решил начать писать мяумуры. Или мумуары.

Придатково. Маленькая деревенька на Псковщине. Там и в лучшие годы число домов не превышало десятка. А когда я туда ездил в более-менее сознательном возрасте, их осталось только пять.

С Придатково у меня связано всё детство. Впервые я там оказался, когда мне было меньше года. Чтобы туда попасть, надо было сначала доехать на поезде до Дедович. Поездов было мало. Почти все ездили на Великолукском. Свинарник, как называла его мама. Вагоны, как правило, были общими. Взять билет… Это была целая история. Поколению, которое бронирует билеты в Таиланд не вставая с дивана, не понять. Билеты можно было купить в кассе предварительной продажи на Витебском вокзале или в кассах на Грибанале. Хоть кассы и назывались кассами предварительной продажи, но кассиру каждые день выдавалось определённое количество билетов на продажу на конкретный поезд. Нормальным было, отстояв два-три часа в очереди, услышать:

- На сегодня билеты закончились. Приходите завтра.

Когда в середине 80-х в кассах ввели автоматическую систему, моментально исчезли очереди. Стало возможным купить билет за полтора месяца. А билеты если закончились, значит вообще закончились. Разве что ловить непосредственно перед отходом поезда, может, кто сдаст.
До введения автоматической системы билеты были маленькими коричневыми прямоугольниками. Для общего вагона на них компостером пробивались номер поезда и номер вагона. Чтобы увидеть, надо было смотреть на свет.

Поезд Ленинград - Великие Луки редко приходил вовремя. Более того, он даже редко отправлялся вовремя. Но у водителей автобусов в Дедовичах было строгое указание: ждать «ленинградского» поезда. Толпа вываливала из поезда, спускаясь на асфальт (платформы не было) и текла к автобусным кассам. Мгновенно возникали очереди. Бывало, билеты покупали прямо в автобусах. К моменту посадки тесные «ПАЗики» уже были забиты местными. «Ленинградцы» втискивались с рюкзаками и сумками, занимая всё свободное пространство. Наш автобус был вышегородский. Первая остановка была в Дубровке, через 15 километров. Часть людей выходила, становилось немного свободнее. Потом Нивочки, Ямок и, наконец, Пожеревицы.

Если везло, нас встречал дядя Елисей на лошади. Вещи грузились на телегу, мы с мамой устраивались рядом. Проезжали насквозь Пожеревицы, затем сворачивали с асфальта на заросшую грунтовую дорогу до Усадища. Дорогу постоянно размывали дожди, разбивали трактора, поэтому она каждый год немного меняла свой облик и местами сдвигалась то вправо, то влево. Особо разбитые участки могли превратиться в болото. Для пешеходов иногда бросали мостки, а тележникам надлежало самим выбирать наилучший путь.

Крайний дом в Усадище с маленькой топившейся по-чёрному баней и постройками и принадлежал дяде Елисею (точнее, его жене, тёте Люсе). Телега проезжала мимо, объезжала деревню мимо места полднёвки усадинского стада, и дальше, вдоль холмов, шла дорога на Придатково. (Раньше мне постоянно снился один и тот же сон: из Пожеревиц до Усадища проложены рельсы и по ним идёт маленький трамвай. Он проходит через Усадище и идёт дальше по холмам в Придатково.)

Перед Придатково дорогу пересекал ряд высоких старых ив или вислин, как их тут называют. С дороги виден расположенный на холме огород тёти Маруси, Чиркин сад, с другой стороны стоит дом Мани Тузовой. А вот и сама тётя Маруся, моя крёстная, двоюродная сестра моего деда, который умер ещё до моего рождения. Маленькая, сгорбленная. С каждым годом всё меньше. Увидев нас, начинает причитать:

- Ай-яй-яй-яй-яй! Ах ти тошненько моё лихонько!



Телега проезжает через Чиркин сад и останавливается у дома тёти Маруси. Дом стоит на холме. У дома дорога раздваивается: вперёд, мимо дровяного сарая на Палицы и влево и вниз через ручей на Борисово и Секирки.

Когда заходишь в дом, первое время кажется, что дышать невозможно. В нос бросается концентрированный запах сушеных грибов, яблок, лука, чеснока и коровьих помоев. В первые минуты непонятно, как тут вообще можно находиться. А через полчаса с удивлением понимаешь, что вообще перестал этот запах замечать.

У окна сидит Нинка, племянница тёти Маруси, средняя дочь дяди Елисея. Она на несколько лет старше меня, но обращается к моей маме на ты. Меня это несколько коробит. Для Нинки мама «столичная штучка», она хочет знать о городе всё.
Все её вопросы начинаются со слов:

- Жееень! А вот…



Но везло по прибытии не всегда. В памяти осталась картина: мне лет десять, дождь, мы с мамой идём по скользкой рыжей раскисшей дороге. На обоих резиновые сапоги и тяжеленные рюкзаки. Мама постаралась отправить посылкой вещи вроде круп и змеиных супчиков (тут фиг купишь!) но всё равно тяжело. Я начинаю ныть, мама резко меня обрывает. Наконец, мокрые, доползаем до Усадища. Дом тёти Люси. Дождь так и не думает прекращаться. Тётя Люся, сельская учительница, беседует с мамой, привычно жалуется на дядю Елисея. Потом спрашивает меня, чего я хочу.

- Простокваши!

Вместо стакана тётя Люся бухает мне огромную миску простокваши. Я не могу осилить даже треть.

- Ну ты ж хотел, чего не ешь?

Я честно пытаюсь, но уже не лезет. Тётя Люся недовольна. Когда ослабевает дождь, мы с мамой надеваем рюкзаки и топаем в Придатково.

Конец адекватности

В Санкт-Петербурге сотрудники полиции были вынуждены применить физическую силу к пассажиру, который находился в метро без маски, из-за отказа подчиниться законным требованиям полицейских. Об этом местной «Фонтанке» сообщили в пресс-службе ГУ МВД России по городу и области, комментируя опубликованное в интернете видео с жестким задержанием.

Согласно сообщению, инцидент произошел около 15:00 17 октября, когда к сотрудникам полиции обратился работник станции «Беговая» петербургского метрополитена. Он заявил о пассажире, который нарушил масочно-перчаточный режим, не отреагировал на замечание и спровоцировал конфликт.

«Гражданин на неоднократные законные требования прекратить противоправные действия не отреагировал, проследовать в территориальный отдел полиции для разбирательства отказался», — уточнили в пресс-службе, объясняя жесткое задержание.

Подробнее на РБК:
https://www.rbc.ru/rbcfreenews/5f8c3b889a79471bcc1231f2

Цой и картошка

Недавно был в сети очередной гевалт по поводу безвременно ушедшего от нас певца ленинградских подворотен в связи с датой его кончины. "Тсой жыф" и всё такое.

Шо я имею сказать.

За всю жизнь желание послушать сего гражданина возникло лишь однажды. Было это на картошке. Нас, студентов-первокурсников, отправили на ежегодное героическое спасение гибнущего урожая. Тилихентов в СССР было много, а непьющих колхозников мало. Поэтому студенты и инженегры каждый год по осени вносили свой вклад в выполнение продовольственной программы.

Первые пару дней было весело. Студиоузы с удовольствием исследовали бараки, где им предстояло прожить несколько недель (сколько точно, никто не знал; "пока не уберём"), пишеблок, душевые на улице и клуб. В первый вечер в клубе провели собрание, на котором руководители кратко объяснили цели и задачи. Потом вышел колхозный бригадир и рассказал о технологии уборки картошки. Его слова "если она прикопана у земле, то следует слехка, понимашь, руками землю того" были встречены бурными аплодисментами. Пару вечеров поиграли в волейбол.

Потом начались будни. Оказалось, что уборка картошки это весьма однообразное утомительное занятие. К тому же, как мы узнали от второгодников, плохо оплачиваемое. Потом пришло осознание того, что на дворе осень. Наша родная питерская осень. А где осень, там и дожди. Под дождём убирать картошку не стоит. Но если копалки уже вскопали грядки, то надо убрать. В воскресенье вроде как был выходной. Но начальство твердило, что надо собирать картошку, "и так столько времени потеряли на этой неделе из-за дождя". А даже если не ехать на поле, что что делать? Комната в бараке на четверых-пятерых, заняться нечем от слова "совсем". В город отпускают редко и неохотно. Телефон в посёлке за пару километров. Хорошо, в клубе работал телевизор, по вечерам можно было иногда посмотреть фильмы, которые показывало "Русское видео".

Молодёжь, конечно, находила себе развлечения. Однажды попытались угнать "Зверожопец" Котова, самого главного по картошке. Но сработала сигналка. Котов в подштанниках выскочил на крыльцо и никого не увидел. Тогда решили "Запор" отнести подальше от барака, где жил Котов, и там спокойно завести. Человек пятнадцать приподняли сие б-гомерзкое поделие украинского автопрома, пронесли несколько метров, но не удержали. Опять сработала сигналка. Котов вновь выскочил на крыльцо и увидел лишь десяток спин, разбегающихся в разные стороны. Но его было не жалко. Его не любили. Когда студенты ему указывали на то, что он, мягко говоря, неправ, он начинал орать: "Ну, на экзамене ты у меня всё сосчитаешь. И буковки и циферки!" Потом оказалось, что он работал на первом факультете и экзамены у нас, будущих студентов второго и четвертого, принимать не мог ни при каких обстоятельствах.

Ещё в одну ночь забрались в автобус, который возил нас на картошку. Водитель неосмотрительно решил переночевать в лагере. Завести автобус не смогли, просто с хохотом оттолкали за барак. На следующее утро, увидев, что автобуса нет на месте, водила чуть не схватил инфаркт.

Ещё были проблемы с местными. Молодые парни, которым было некуда девать энергию, нарывались на драки с "хороцкими". К счастью, никого не покалечили.

И вот ситуация, в которую попали вчерашние школьники. Осень. Дождь. Обшарпанный барак. Скука переходящая в тоску. Работа, от которой тошнит. Жизнь, от которой тошнит. И, главное, неизвестно, когда это закончится и уже сомневаешься, что оно закончится вообще.

И вот тогда мне единственный раз в жизни хотелось послушать Цоя.

Сраная гермашка катится в сраное говно, part. 2

На следующий день поехал в Мюнхен через Вайлхайм. Местный поезд (эдакий трамвай-переросток из двух вагонов) опоздал всего-то на пару минут, но этого хватило, чтобы поезд на Мюнхен ушёл. Следующий через полчаса. Погулял немного по городку.

Вечером поехал обратно через Гелтендорф. S-bahn, как ни странно, пришёл вовремя, но без сюрпризов не обошлось. Как и положено, перешёл на другую платформу, путь 4, как и указано в расписании. Поезд уже стоит. Сел. Пора бы отправиться, но поезд стоит. Начинают терзать смутные сомнения. Спрашиваю, в правильный ли поезд я сел. Нет, отвечают немцы. Это поезд на Аугсбург. Ёпперный теятр! А где на Шонгау? А он с другого путю уходит. Вылетаю из неправильного поезда со скоростью поросячьего визга. Тут подходит поезд на Шонгау. Он уже минут пять как уйти должен был. Deutsche ordnung, ага.

Следующий день последний. Утром портье долго пытался снять оплату за гостиницу с моей карты, потом оказалось, что не ввел код разблокировки средств. Это когда через booking.com бронируешь, они деньги блокируют, чтобы ты их ненароком не потратил. В общем, на поезд до Вайлхайма опоздал. Сел на следующий. Ехать десять минут. Поезд опоздал на восемь!!

Само собой, поезд на Мюнхен из Вайлхайма уже ушёл. По станции бегают злые немцы. Моего знания немецкого хватает на то, чтобы понять, что они тоже едут в аэропорт. И на самолёт уже не успевают (там даже если взять такси, всё равно хрен успеешь). Замученный служащий отвечает в духе "пишите жалобы, но поезд я вам вернуть не могу". Ладно, уехал на следующем через час. Который подошел совсем не к той платформе, которая была указана в расписании. Выбился из графика. На центральном вокзале пересел на поезд в аэропорт. И - вишенка на торте. В дороге сей поезд тихо останавливается и стоит. Стоит и стоит. Время идёт, а он стоит. Трогается через пятнадцать минут. Нет слов. Одни буквы. Нецензурные.

Спасло то, что Lufthanza опоздала с вылетом на час.

PS Ну и немного для сравнения.

Регистрация на рейс в Пулково занимает максимум десять минут. В Мюнхене извольте стоять в очереди сорок-пятьдесят. Паспортный контроль по прилёте в Пулково занял ровно четыре минуты. В Мюнхене почти час. В Пулково если не хочешь раздеваться при досмотре - встаёшь на сканер. В Мюнхене приходится по старинке раздеваться. Оплата бесконтактной картой в Мюнхене? Забудьте. Более того, по карте не везде железнодорожный билет купишь. Собственно, там даже за наличные его в поезде можно не купить, автомат по продаже билетов тупо не принимает купюры больше двадцати евро. Люди, правда, отзывчивые, и деньги разменяют и совет дадут.

Но за Германию обидно.

Сраная гермашка катится в сраное говно

Думаете, шучу?

Для начала, рейс Питер-Мюнхен опоздал на час. Опоздал, потому что позже вылетел из Пулково. А позже вылетел, потому что позже прилетел в Пулково. Немецкая точность, итить ее через коромысло.

Но это были цветочки.
Collapse )

В общем, больше верьте сказкам про немецкую точность и аккуратность. Я проверил на своей шкуре.

Продолжаю наблюдения.

Как я проехался из Финляндии зайцем

Несколько дней, предшествовавших поездке, были вполне сумасшедшими. Так что, билеты туда и обратно я купил в последний вечер.

Приехал в центральный офис, за день решил все вопросы, на следующий день на местном поезде в Лахти, там пару часов перекантоваться и вот он мой поезд до города-героя Санкт-Петербурга.

Сажусь, располагаюсь, вынимаю ноут, всё, как обычно. Проводники в финских поездах не стоят на входе, а подходят после. Вот и ко мне подошел проводник для проверки билетов. Отдаю ему билет и паспорт, сам утыкаюсь в ноутбук, пишу отчет. Проводник некоторое время рассматривает документы.

- Что-то не так?
- У Вас билет на вчерашний поезд.
Collapse )

Бизнес по-русски

Помните анекдот из 90-х?

Встречаются два бизнесмена. Один говорит:

- Есть вагон повидла.

- Сколько?

- Три миллиона.

- Два.

- Замётано.

Один пошел искать два миллиона.

Второй пошёл искать вагон повидла.

Вот и у нас подобная ситуация случилась.

Collapse )